Духовное просвещение Богословское образование Воцерковление

«Я точно буду танцовкой!»

Н.А. Князева*

 Одно из замечательных свойств психики человека – это его способность говорить. Способность эта уникальна, потому что из всех живых существ на земле только человека Бог наделил  речью. Речь важна для каждого  – представим себя на минуту в чужой стране и «без языка». В таком состоянии можно продержаться только некоторое время, да и то, если ты турист и тебя со всех сторон опекают те, кому это положено по долгу службы. Но вот жить, учиться, работать в чужой стране, не зная языка, невозможно. Ребенок приходит в этот мир «без языка», можно сказать, иностранцем: он рождается на свет, не понимая и не умея сказать ни одного слова. А между тем речь для ребенка – это основа его нормального вхождения в общество, показатель развития его высших психических функций. Единственное, с чем рождается ребенок, – это крик. Но вот проходит какое-то время, и ребенок начинает гулить, а еще через некоторое время у малыша появляется лепет. К концу первого года жизни в его речи мы слышим лепетные псевдослова, а к полутора годам и к концу второго года жизни он уже бойко лопочет на своем детском языке, который ученые называют «автономной детской речью»... Овладевая родным языком, малыш делает много ошибок, которые так умиляют взрослых: –  Я буду чистить зубы, чтобы они бельше становились; – Мама, посмотри, как я топчу муку руками.  Какова роль речевой среды, в которой воспитывается ребенок? О чем нужно помнить нам, взрослым, если мы хотим видеть наших детей счастливыми?

Гениальными лингвистами называл Корней Иванович Чуковский детей дошкольного возраста, а сам феномен овладения ребенком родным языком в столь короткий промежуток времени (в период раннего детства)  автор знаменитой книги «От двух до пяти» считал чудом. Он писал: «Если бы потребовалось наиболее наглядное, внятное для всех доказательство, что каждый малолетний ребенок есть величайший умственный труженик нашей планеты, достаточно было бы приглядеться возможно внимательнее к сложной системе тех методов, при помощи которых ему удается в такое изумительно короткое время овладеть своим родным языком, всеми оттенками его причудливых форм, всеми тонкостями его суффиксов, приставок и флексий. Хотя это овладение речью происходит под непосредственным воздействием взрослых, все же оно кажется мне одним из величайших чудес детской психической жизни». [1]

Действительно, разве не чудо все эти детские словечки, которые нас, взрослых, и умиляют, и удивляют. «Надо же, как сказал, придумает же такое! – восхищаемся мы». Особенно удивляют нас речения, в которых очевидно стремление ребенка найти внутреннюю форму слова, по-своему ответить на вопрос «почему мы так говорим?».

– У нас дома целое кладбище пальто. [2]
– Как кладбище?
Клад. Много пальто. Бабушка шьёт и продаёт
(Настя, 6). [3]

Девочка объединяет слова клад и кладбище. Она делает это так, как делаем мы, взрослые, когда подбираем слова одного корня. В современном языке эти два слова мы можем объединить только на основе внешнего сходства. Но исторически эти слова действительно родственники, оба восходят к глаголу класть, так что детская этимология здесь совпала с научной.

Детская этимология – это явление, непременно сопутствующее процессу овладения ребенком лексикой родного языка. Проявляет она себя по-разному, но самая типичная и наиболее изученная форма ее проявления – это переосмысление и переделка слова, придание ему такой огласовки, которая имеет для ребенка смысловую мотивировку, например: валерьянкаболерьянка, вентиляторвертилятор [4].

– Мне поставили приливку, – говорит  Ксюша (5,7);

–У меня губиническая (т.е. гигиеническая)  помада, – радуется Лиза  (4);

– Это  гульвар (бульвар)? –  спрашивает Настя (4).

Миша (5) называет турник словом трудн’ик, наверное, потому, что на нем трудно подтягиваться. Никита (5,6) Курочку Рябу называет Курочкой Корябой, ведь она корябает землю. У Пети (7) скатерть-самобранка превратилась в скатерть-самодранку, а Полина (5), увидев рисунок подруги, говорит: «А Настя нарисовала криветку» (то есть маленькое кривое яблочко).

Нередкое явление в детской речи – расширение лексического значения слова. Например:

Дети играют в школу. Настя П. (6), обращаясь к подруге, говорит: 
– А ты будешь советником. Советы учителям давать.
Девочка расширяет значение слова «советник». Советник для нее – это тот, кто советует, и неважно, что во «взрослом языке» советник – это 'название некоторых должностей, а также лиц, занимающих эти должности. Советник посольства. Советник юстиции. Советник таможенной службы' [5]. Тех, кто дают советы учителям, взрослые называют иначе.

«Женщины вышли из хлебницы», – говорит Валя (5,6), имея в виду пекарню. Ход мысли девочки понятен: хлебница – это 'место, где пекут хлеб'.

Известно, что форма языка усваивается раньше, чем его содержание. Так, еще не владея в полной мере родным языком, не зная многих слов и их значений, дети с легкостью оперируют словообразовательными и формообразующими морфемами, изобретая новые слова и образуя окказиональные формы. «Откуда у тебя эти ранетки? – спрашивает воспитательница. «Я знаю, где растёт эта ранетница», – отвечает Оля (6), имея в виду, конечно же, яблоню, на которой выросли ранетки. «Кто пашет землю?» – спрашивает воспитательница. «Пашисты», – отвечает Денис (5). «А кто управляет грузовиком?» – продолжает беседу воспитательница, поставившая задачу обогащать словарь детей названиями профессий. Почти хором дети 5 лет отвечают: «Грузчик!». Словарь детей еще беден, но в кладовой их памяти уже хранится информация о словообразовательном значении суффиксов -ниц-, -ист-, -чик-. Ранетница, потому что есть сахарница, чернильница, хлебница, мыльница,   конфетница. Слово пашист образовано, скорее всего, по аналогии со словами тракторист, журналист, велосипедист, гитарист, а грузчик – по аналогии с буфетчик, водопроводчик, миномётчик.

– Я точно буду танцовкой! –  утверждает Саша (5), причудливо соединяя два слова в одном: танцорка и танц'овщица.

Всю раковину изгрязили, – сокрушается Аня (6). Она придумывает свой глагол, желая выразить мысль о том, что поверхность раковины испачкали, извозили грязью.

Почему здесь мокро?
Это я мокрил, - отвечает Женя (5);

Ой, дерево закрепколось (застряло)  (Даша, 5);

Можно на санях рыбу возить.
А где её взять?
Наохотить можно! (Вова, 4).

Никита (4,5)  сделал собачку из конструктора лего и спрашивает:
Видите, какой механизмый?

Сказанное справедливо и в отношении детских формообразовательных инноваций:
Собака побигела (побежала)  (Ильгар, 4);
Идите, вас будут размерывать (измерять)  (Валя, 5);
Платок надо посухить (посушить) (Юля, 3);
Вы время засеклили?  (засекли)  (Валя, 5).

В детской речи нередки случаи ошибочного образования сравнительной степени от существительных. (Как известно, сравнительную степень прилагательного можно образовать только от качественного  прилагательного, ср.: высокий – выше, сильный – сильнее, быстрый – быстрее). Ребенок ощущает в значении существительного смысловой компонент «качество», и это дает ему основание образовать форму сравнительной степени от существительного [6]. Например: – Смотрите, какие дружные кошка с собакой. Люди бывают ссорнее, – удивляется Дима (6). Форма «ссорнее» образована им от существительного «ссора», что, разумеется, невозможно в языке нормативном, «взрослом».

Большое количество детских неологизмов обусловлено т. н. «ослышками», то есть неразличением слов, близких по звучанию (букет-буфет, винегрет-виноград).

У меня от сладости на руках деликатес (диатез) (Илья, 4);

Была у зайца избушка клубяная   (лубяная) (Никита, 5);

Поливай меня копчиком (ковшиком), им же удобнее (Таня, 5).

Заметным явлением в речи дошкольника является т.н. металингвистическая деятельность, пик которой приходится приблизительно на 4 года, но, разумеется, этим возрастом не ограничивается. В период расцвета металингвистических способностей дети уверенно толкуют слова, дают оценку речевой продукции взрослых и своих сверстников. В этот период нужно особенно активно заниматься развитием речи ребенка, обогащением его словаря.

Посмотрите, мы кораблисты!
– ???
– Это те, кто плавает на корабле (Денис, 4);

– Смотрите, какой у меня камень гладкий, а дома у меня есть нервяной
– Почему нервяной?
– У него такие полосочки, как нервы
(Слава, 6,10);  

Дети обнаруживают иногда удивительную изобретательность: не найдя нужного слова, они, для того чтобы выразить свою мысль, используют доступные им средства языка: – У  нас позади этого дня окошко само открылось, – говорит Слава (6,2), желая выразить понятие «вчера». Лиза (5), увидев  стаканы, стоящие после обеда на подносе, говорит: – Целая стая стаканов! С помощью слова «стая» ребенок выражает идею «много». А может быть, здесь мы имеем дело с образным восприятием предметного мира, и стая стаканов – это метафора? Считается, однако, что в этом возрасте дети еще не способны к пониманию переносного значения слов, к метафорическому восприятию окружающего мира. А вот еще похожий пример:

– Что такое колодец?
Домик для воды
(Павел 4,5).

Иногда дети обнаруживают и «поэтические» способности:

– Кто рано ложится, тот рано встаёт.
Весёлый и бодрый работать идёт
(Настя, 6);

– День дождёвый, день тучный, ветерный  (Никита, 5).

К пяти-шести годам в основном заканчивается процесс социализации речи ребенка. К концу старшего дошкольного возраста ребенок должен владеть теми же языковыми формами, что и взрослые. Однако этот процесс, как правило, в этом возрасте еще далек от завершения.

Речевое развитие ребенка опережает его когнитивные (познавательные) возможности. Нередко можно слышать грамматически правильное высказывание, вполне «взрослые» суждения, свидетельствующие, однако, о непонимании ребенком предмета речи. Вопросы, которые они задают взрослым, или их ответы на вопросы взрослых также убеждают нас в том, что уровень когнитивного развития отстает от уровня развития речевого.

Мама, в голове мозги есть? ( Женя, 5,9);

Я иду, вижу богатого, говорю: «Ты куда идёшь?» А он говорит: «Людей бодать» (Женя 4,9);

Перед чтением сказки воспитательница спрашивает у детей 6 лет:
– Кто такие бедняки?
Ответы:
– Те, кто быстро устают;
– Это кто дрова носит;

– Кто такой крестьянин?
– Это человек, которого перекрестили
(Никита,  4,5);

– Агроном – это кто?
– Человек, обслуживающий дом
  (Денис, 6).
– Кто встречает, даёт ключ, когда уезжаешь, отдаёшь ему ключ (Саша,6);

Что такое каравай?
Это человек, у кого день рождения (Миша, 4,5);

– Дети, придумайте предложение со словом гастроном.
– Гастроном пошёл по полю
(Саша, 6);

– Кто первая женщина-космонавт?
– Баба Яга
(Диана, 6);

– У моей сестры есть купальник. В него можно наливать воды и купаться  (Лиза, 4);

– Что вы делали на экскурсии?
– Мы украшали там костёр
  (Полина,  4,5). На самом деле дети возлагали цветы к вечному огню.

Дети подражают речи взрослых, они заимствуют у них интонацию, обороты речи, фразеологизмы, способы построения фраз. Прислушаемся к разговору двух шестилетних девочек Насти и Даши:

Бэби-бона надо купать в горячей воде, надавить на ручки, и он заплачет.
– Может, можно в тёплой?
– Нет!
Ох, ты, батюшки, я же себе все руки обожгу.

В этом диалоге отчетливо слышны интонации и обороты речи взрослых женщин.

Во время обеда Захар (4) съел свою котлету, оглядел всех  и говорит:
– Даша, дай мне свою котлету на минуточку.

Мальчик от взрослых перенял этикетную формулу вежливой просьбы дай на минуточку, но употребил ее неуместно. А вот еще очевидный пример подражания речи взрослых:
Разуйте глаза, я не консервная банка, я Захар (Захар, 4).

В науке о детской речи есть понятие инпут. В переводе с английского слово «инпут» означает 'ввод информации'; 'информация на входе'.  Инпут в детской речи – это тот океан слов и интонаций, в котором ребенок плавает с самых первых дней жизни. Речь окружающих ребенка взрослых – это и есть то, что мы буквально «вводим» в «компьютер» ребенка. Е.Н. Винарская, исследовавшая проблему раннего речевого развития (от 0 до 2-лет), пришла к выводу о том, что любовный материнский уход за ребенком первых месяцев жизни, сопровождаемый эмоционально окрашенной, ласковой речью, – это залог его своевременного и полноценного  коммуникативно-познавательного развития. И, напротив, отсутствие эмоционального общения с младенцем, молчание ухаживающих за ребенком взрослых (отсутствие инпута. – Н.К.) могут привести к проблемам в развитии ребенка: синдрому госпитализма, задержке психического развития и т.п. [7].

Фактор инпута очень важен именно потому, что человек – существо духовно-словесное. Ребенок нуждается в полноценном духовно-словесном общении со взрослыми. История знает случаи, когда младенцы бывали унесены животными и вскормлены вместе со зверенышами (дети-маугли). Найденные впоследствии людьми, они не могли стать полноценными членами общества, потому что в раннем детстве их ум не был напитан человеческим словом, высшие психические функции не могли развиваться так, как это бывает у обычных детей.

Однако важен не только фактор инпута сам по себе, но и его КАЧЕСТВО! Многие взрослые ведут при детях разговоры, которые отнюдь не предназначены для детских ушей: они говорят пошлости, бранятся, осуждают ближних, кричат, употребляют вульгарную и жаргонную лексику и даже мат.  Дети всё слышат, даже если взрослым кажется, что дети заняты своим делом. Четырехлетнего малыша спрашивают: «Каким ты хочешь стать, когда вырастешь?». Мальчик отвечает не задумываясь: «Сексуальным!»…

Речевые ошибки типа «побигела», «ветерный», «кораблисты», которые ученые называют системными [8], не опасны; напротив, их наличие в речи ребенка свидетельствует о том, что он развивается правильно. С системными ошибками можно не бороться: по мере врастания ребенка во взрослый язык системные ошибки будут изжиты. Другое дело – ошибки, усвоенные ребенком под влиянием просторечия, с ними бороться нужно, и задача эта очень трудна [9]. Однако она не идет ни в какое сравнение с той, мало сказать, задачей, – катастрофой (не только культурно-речевой, но и духовно-нравстенной), которая неизбежна в жизни ребенка, если с ранних лет его ум питается бранной, вульгарной, жаргонной и матерной лексикой.

Светлый мир детства. Как хорошо написал о нем протоиерей Артемий Владимиров!

 «Миром правит любовь. Это хорошо чувствуют дети, нося в своем чистом сердце теплоту любви. Что ожог от огня, что укус от змеи, то для них – резкое и грубое слово, сказанное в состоянии раздражения взрослым человеком. Как весенние цветы вянут и умирают от внезапного заморозка, так и младенческая душа повреждается, оказываясь в среде людей,  исполненных злобы. Нет большего нравственного преступления, чем искалечить ребенка сквернословием, разрушить его личность истериками, вспышками ненависти, битьем. Напротив, в спокойной и доброжелательной атмосфере дети расцветают и обнаруживают дивную красоту неиспорченных сердец. Божья благодать явственно веет там, где малыши, до корней волос прогретые родительской любовью, с широко раскрытыми, блестящими от радости глазками, выплескивают на взрослых живую воду мудрости, дарованную им свыше» [10]

Так пусть же эти «величайшие умственные труженики нашей планеты» рассказывают нам про деликатес на руках и нервяные камушки, а мы будем оберегать их уши и души от гнилых слов, вульгарных интонаций и пошлых разговоров.

Примечания

* Князева Надежда Александровна  – педагог высшей квалификационной категории МБДОУ «Детский сад №30» компенсирующего вида г. Барнаула.
1.Чуковский К.И. От двух до пяти // URL 
http://www.chukfamily.ru/Kornei/Prosa/Ot2do5/glava1
2.Цифра в скобках указывает на возраст ребенка.
3. Здесь и далее все примеры детской речи взяты из личной картотеки Н.А. Князевой.
4. Эти и другие многочисленные примеры детской этимологии см., например, в: Цейтлин С.Н. Язык ребенка и лингвистика детской речи. М., 2000. - С. 179.
5. См.: 
http://www.gramota.ru/
6. См. об этом: Цейтлин С.Н. Указ. соч. С.130.
7. См. об этом: Винарская. Е.Н. Раннее речевое развитие ребенка и проблемы дефектологии: Периодика раннего развития. Эмоциональные предпосылки освоения языка. М.,1987.
8. См. об этом: Цейтлин С.Н. Речевые ошибки и их предупреждение. СПб., 1997. – С. 11.
9. Там же. – С. 165.
10.Владимиров А., протоиерей. С высоты птичьего полета. М., 2012. – С. 16-17.

21.04.2017


19 апреля студенты, преподаватели и сотрудники собрались в институте, чтобы поздравить друг друга с Пасхой Христовой.
Вечер начался с Часов Святой Пасхи и всей Светлой седмицы. Служил священник Игорь Стуков – старший преподаватель кафедры теологии, духовник института.
Собравшихся поздравили ректор Наталия Александровна Дьячкова и духовник института священник Игорь Стуков.

20.04.2017


19 апреля 2017 г. в г. Ревде прошел семинар «Противодействие радикализму и экстремизму на территории Свердловской области». Семинар был организован Администрацией Губернатора Свердловской области, Законодательным Собранием Свердловской области, Администрацией городского округа Ревда, Центром по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Свердловской области, Ревдинским благочинием Екатеринбургской митрополии, Духовным управлением мусульман Свердловской области (Центральным муфтиятом).

18.04.2017

Виртуальная выставка "Что почитать весной: новые книги"

17.04.2017


16 февраля 2017 года в нашем городе состоялся грандиозный Крестный ход во главе с митрополитом Кириллом и епископом Евгением. Миссионерский институт также участвовал в этом замечательном событии. День был холодный: дул сильный ветер, пролетали снежинки, но несмотря на это, настроение у всех было радостное, пасхальное. 


17.04.2017

«Чтобы людям жилось з­де­сь по-доброму, пра­вед­но, благочестиво»­: многотысячный крест­ный ход прошел по ули­цам града Святой Екат­ерины

Около 10 000 екатеринбуржцев приняли участие вчера, 16 апреля, в пасхальном Крестном ходе, который прошел от Свято-Троицкого кафедрального собора до Храма-на-Крови.

17.04.2017


Пасхальный Крестный ход в Екатеринбурге собрал больше десяти тысяч верующих. Площадь перед Свято-Троицким собором в уральской столице была плотно заполнена людьми — так же, как затем заполнились православными центральные городские улицы, набережная Исети, а затем площадь у Храма-на-Крови.

05.04.2017


Дорогие абитуриенты!
Здесь вы можете задать свои вопросы.

05.04.2017


Очередное заседание Киноклуба состоится 30 апреля 2017 г. в 14.00 по адресу:  г. Екатеринбург, ул. К. Маркса, д. 12. Приглашаем всех желающих. 

04.04.2017


18 апреля (5 апреля ст.ст.) Россия празднует один из Дней воинской славы, который напрямую связан с именем князя Новгородского, великого князя Киевского, великого князя Владимирского, святого Русской Православной церкви воителя Александра Ярославича Невского. 

Это день, который вошёл в историю России в 1242 году как день Ледового побоища - день, когда русские войска под предводительством великого полководца нанесли сокрушительное поражение рыцарям Ливонского ордена на Чудском озере.

04.04.2017


В этом году он был особенным: в институт пришло очень много людей, которые захотели поближе познакомиться с Миссионерским институтом.

Сначала ректор рассказала гостям об институте, его правилах, традициях, условиях поступления. Рассказ Наталии Александровны Дьячковой сопровождался презентацией, фотографии которой отражали жизнь Миссионерского института в разных аспектах. 


Архив новостей
 г.Екатеринбург тел. 269-30-36