Духовное просвещение Богословское образование Воцерковление

Заседание клуба «Застава»

В  2012 году исполнилось 130 лет содня рождения Корнея Чуковского. Его творчеству было посвящено очередное заседание Клуба любителей поэзии «Застава».

Скачет сито по полям,
А корыто по лугам.
За лопатою метла
Вдоль по улице пошла.
Топоры-то, топоры
Так и сыплются с горы.
Испугалася коза,
Растопырила глаза:
«Что такое? Почему?
Ничего я не пойму».

Кто из нас не помнит эти замечательные стихи Корнея Чуковского? Такие ритмичные, энергичные, эмоциональные?! Начнешь читать, и уже не можешь остановиться. Так и хочется читать и читать наизусть эти родные с детства стихи:

 
…Вот и чайник за кофейником бежит,
Тараторит, тараторит, дребезжит...
Утюги бегут покрякивают,
Через лужи, через лужи перескакивают.
А за ними блюдца, блюдца

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Вдоль по улице несутся

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
На стаканы
дзынь! натыкаются,
И стаканы
дзынь! разбиваются.

Дивные стихи, на которых выросли и сами любители поэзии, собравшиеся 28 сентября 2012 г. на свое очередное заседание, и их дети, а у кого-то – и внуки. И не нужны им никакие «вредные советы» современных «классиков». У них – у родителей –  есть настоящее богатство, которым они могут поделиться со своими чадами, а заодно вспомнить свое детство и «Муху-цокотуху», «Айболита», «Краденое солнце», «Тараканище»…

Участники клуба  – уже взрослые дяди и тети –  с удовольствием вспоминали о своих детских переживаниях по поводу украденного солнца,  злого тараканища, незадачливого Мойдодыра…Признавались в том, что их первые жизненные стереотипы формировались именно благодаря сказкам Чуковского. Так, доктор – это всегда очень добрый и заботливый человек –  такой же, как Айболит.

Читая стихи Чуковского, каждый взрослый может почувствовать себя актером, на какое-то время побыть им. А как же иначе? Иначе невозможно прочитать диалоги, например, из сказки «Телефон». Какие там разнообразные интонации! Здесь и просьба, и удивление, и отчаяние, и мольба о помощи… И всё это папы или мама, бабушки или дедушки  должны показать маленькому человечку с помощью интонации. Им приходится говорить то басом, как слон, то фальцетом, как мартышки, то скороговоркой, как зайчата. Настоящий  театр одного актера! А ребенок слушает и учится разнообразию интонации, ведь интонационное богатство речи – одна из важнейших составляющих её культуры.

Я три ночи не спал,
Я устал.
Мне бы заснуть,
Отдохнуть...
Но только я лег -
Звонок!
Кто говорит?
Носорог.
Что такое?
Беда! Беда!
Бегите скорее сюда!
В чем дело?
Спасите!
Кого?
Бегемота!
Наш бегемот провалился в болото...
Провалился в болото?
Да!
И ни туда, ни сюда!
О, если вы не придете -
Он утонет, утонет в болоте,
Умрет, пропадет
Бегемот!!!

Ладно! Бегу! Бегу!
Если могу, помогу!

«Ваши сюжетные выдумки поразительно общечеловечны, это Шекспир для детей», – писал Чуковскому поэт Арсений Тарковский. И действительно так: вот детское сердце сжимается от страха и жалости, вот появилась надежда, а вот и победа: злой крокодил повержен!

Рано-рано
Два барана
Застучали в ворота:
Тра-та-та и тра-та-та!
«Эй вы, звери, выходите,
Крокодила победите,
Чтобы жадный Крокодил
Солнце в небо воротил!»
Но мохнатые боятся:
«Где нам с этаким сражаться!
Он и грозен и зубаст,
Он нам солнца не отдаст!»

И бегут они к Медведю в берлогу:
«Выходи-ка ты, Медведь, на подмогу.
Полно лапу тебе, лодырю, сосать.
Надо солнышко идти выручать!»
Но Медведю воевать неохота:
Ходит-ходит он, Медведь, круг болота,
Он и плачет, Медведь, и ревёт,
Медвежат он из болота зовёт:
«Ой, куда вы, толстопятые, сгинули?
На кого вы меня, старого, кинули?»
А в болоте Медведица рыщет,
Медвежат под корягами ищет:
«Куда вы, куда вы пропали?
Или в канаву упали?
Или шальные собаки
Вас разорвали во мраке?»
И весь день она по лесу бродит,
Но нигде медвежат не находит.
Только чёрные совы из чащи
На неё свои очи таращат.

Тут зайчиха выходила
И Медведю говорила:
«Стыдно старому реветь -
Ты не заяц, а Медведь.
Ты поди-ка, косолапый,
Крокодила исцарапай,
Разорви его на части,
Вырви солнышко из пасти.
И когда оно опять
Будет на небе сиять,
Малыши твои мохнатые,
Медвежата толстопятые,
Сами к дому прибегут:
“Здравствуй, дедушка, мы тут!”»

  И встал
  Медведь,
  Зарычал
  Медведь,
  И к Большой Реке
  Побежал
  Медведь.
  А в Большой Реке
  Крокодил
  Лежит,
  И в зубах его
  Не огонь горит,-
  Солнце красное,
  Солнце краденое.

Подошёл Медведь тихонько,
Толканул его легонько:
«Говорю тебе, злодей,
Выплюнь солнышко скорей!
А не то, гляди, поймаю,
Пополам переломаю,-
Будешь ты, невежа, знать
Наше солнце воровать!
Пропадает целый свет,
А ему и горя нет!»

Но бессовестный смеётся
Так, что дерево трясётся:
«Если только захочу,
И луну я проглочу!»

  Не стерпел
  Медведь,
  Заревел
  Медведь,
  И на злого врага
  Налетел
  Медведь.
  Уж он мял его
  И ломал его:
 «Подавай сюда
  Наше солнышко!»

Испугался Крокодил,
Завопил, заголосил,
А из пасти
Из зубастой
Солнце вывалилось,
В небо выкатилось!
Побежало по кустам,
По берёзовым листам.
.......................................
Рады зайчики и белочки,
Рады мальчики и девочки,
Обнимают и целуют косолапого:
«Ну, спасибо тебе, дедушка, за солнышко!»

На заседании участники клуба говорили не только о детских стихах. Чуковский был блистательным филологом: литературным критиком, переводчиком, редактором, лингвистом. Он  подготовил и издал первое собрание сочинений Некрасова, перевел стихи Уолта Уитмена (и вообще много переводил с английского), он создал целую серию замечательных литературных портретов – Маяковского, Блока, Репина, Кони и многих других своих современников. Чуковский написал книгу «От двух до пяти», которой и сегодня пользуются все, кто изучает лингвистику детской речи и детскую психологию.  А примеры из книги о языке «Живой как жизнь» – это, как говорится,  классика жанра. Без них вряд ли обойдется учитель русского языка, рассказывающий учащимся о канцелярите или просторечии. Помните даму, которая сказала своему пуделю: «Ляж!»? А господина, выразившего пятилетней девочке свое сочувствие словами «Ты по какому вопросу плачешь»?

На заседании участники вечера рассматривали прекрасно изданную книгу, выпущенную к 130-летию писателя, – «Воспоминания о Корнее Чуковском». Открывает книгу повесть «Памяти детства», ее автор Лидия Корнеевна Чуковская.

Наверное, сейчас таких семей уже нет, как и нет того уклада, которым жили интеллигентные семьи еще в начале ХХ века. Интернет и сериалы разобщили семью. А вот когда-то семейная жизнь протекала иначе: семейное чтение было делом обычным. В семье Чуковских любили читать. А еще они любили ходить на лыжах, бегать босиком, купаться в Финском заливе, кататься на санях. И вся семья любила стихи.

Лидия Корнеевна вспоминает: «Стихи он [отец] читал постоянно и всегда вслух: себе самому, один на один, у себя в кабинете, Репину в мастерской и репинским гостям в беседке; захожим студентам на песке у моря; друзьям-соседям <...> нам по дороге на почту. И уж конечно в море. Тут, в море, он давал себе полную волю. Ритм волн и ритм гребли естественно выманивали в ответ ритмический отклик. Никогда я не слышала чтения более пленительного. Как будто все черты его личности собирались в эти минуты в голосе, в интонациях, в губах, которые льнули к звукам, в звуках, которые льнули к губам <…>   В голосе его, когда он читал великую лирику, появлялось некое колдовство, захватывавшее и его и нас. На страницах своих сочинений он не раз говорит, что смолоду привык «упиваться стихами». Упоение заразительно. Наверное, потому мы и упивались, слушая, что он упивался, произнося. И все стихи, которые я узнала потом, одна, сама, без него, звучание всех на свете стихотворных строчек, кто бы их ни произносил, навсегда связаны для меня с моим детством и его голосом.

Зыбь ты великая! Зыбь ты морская! – начинал он, закидывая весла и чуть-чуть раскачиваясь. – Чей это праздник так празднуешь ты?

Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звезды глядят с высоты,

— читал он широким, певучим, страстным, словно молящимся голосом, и мне казалось, что теперь уже лодка покоряется не волнам и веслам, а весла и волны – и всё вокруг – звучанию голоса.

Читая нам стихи на морских прогулках, был ли он занят тем стиховым воспитанием, о котором впоследствии так много писал и на отсутствие которого с такой горечью сетовал? И нет и да. Нет, потому что приемы и способы стихового воспитания, подробно изложенные в его послереволюционных статьях, не были еще разработаны им; он тогда еще только наблюдал эту встречу: стихи и ребенок, стихи и возраст, ступени восприятия. Нет, обдуманно, сознательно еще не занимался; пожалуй, если бы тогда, в лодке, он был наедине с морем, без слушателей, один, он читал бы те же стихи, что и при нас. И да, конечно, был занят стиховым воспитанием! Если не воспитывал в прямом смысле, осознанно и методически, то, как бы поточнее это сказать, – влюблял. На страницах своих книг он постоянно утверждает, что первое дело учителя литературы – влюбить детей в поэзию. На морских прогулках он и внушал нам влюбленность. И, конечно же, он понимал: такого обостренного чувства ритма, как в детстве, у взрослых не будет уже никогда. Читая нам в те годы в изобилии стихи, он если и предавался стиховой педагогике, то лишь самой первоначальной, первичной, да зато такой, без которой всякая дальнейшая немыслима: очаровывал нас поэзией, вовлекал нас в нее».

Людей, не любивших поэзию, литературу, искусство, Чуковский считал духовными калеками, он призывал жалеть их так, как мы жалеем инвалидов – людей без руки или ноги. А еще, по воспоминаниям Лидии Корнеевны, Чуковский называл таких людей беднягами.
— Бедняги! – говорил он. Их этому не научили, им этого не рассказали!

Однажды, — вспоминает Лидия Корнеевна, — двое мальчишек сквернословили, находясь неподалеку от Корнея Ивановича. Отложив бумагу и карандаш, он пошел навстречу хулиганам: «Молчать!» — закричал он. Но мальчишки, отбежав от него на безопасное расстояние, стали выкрикивать ругательства еще громче . Корней Иванович погнался было за ними. Но потом, резко остановившись, закричал им: «Бедняги, бедняги! Вас обокрали!» По щекам его текли слезы. Он, конечно, имел в виду воровство духовное. Этим детям не объяснили, что таких слов произносить нельзя. Им в раннем детстве не сделали прививки от пошлости и грубости. Не воспитали отвращения к безобразному.

Культура, в том числе культура чувств, умение понимать и ценить прекрасное,  по мнению Чуковского, невозможны без культуры слова.  И эту культуру нужно воспитывать с детства, потому-то своих детей (а был он отцом многодетным) он с ранних лет учил чтению, английскому языку; он всё время, по выражению его дочери, «подсовывал» им нужные книги.

Большинство читателей знают Чуковского только как детского писателя. «Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме «Мойдодыров» и «Мух-Цокотух», вообще ничего не писал», — сетовал Корней Иванович.

Написал. И перевел.  Мы об этом знаем и помним. Но все же как хорошо, что большинство из нас свое первое знакомство с писателем Чуковским начинает вот с этого:

И сейчас же щетки, щетки
Затрещали, как трещотки,
И давай меня тереть,
Приговаривать:

«Моем, моем трубочиста
Чисто, чисто, чисто, чисто!
Будет, будет трубочист
Чист, чист, чист, чист!»

И как замечательно, что именно с этими и другими стихами Корнея Чуковского ассоциируется у нас понятие детской поэтической классики.

Фотоальбом

14.11.2017

Верим. Действуем!

Эстафету добрых дел движения «Верим. Действуем!», существующего в Екатеринбургской епархии, подхватили студенты Миссионерского института.

14.11.2017

Киноклуб Миссионерского института
приглашает православных людей посмотреть интересный фильм, обсудить его с содержательной и художественной точек зрения, а также просто пообщаться друг с другом. Ближайшая встреча состоится 26 ноября 2017 г. в 14:00 по адресу: г. Екатеринбург, ул. К. Маркса, д. 12

02.11.2017

Региональный этап XXVI Международных Рождественских образовательных чтений
 



24.10.2017

Конференция в Миссионерском институте

2 ноября 2017 г. в рамках регионального этапа Рождественских чтений в Миссионерском институте состоится конференция "Нравственные ценности и будущее человечества".
Организаторы конференции - Миссионерский институт и Миссионерский отдел Екатеринбургской епархии.

24.10.2017

Миссионерский институт совместно с Первоуральским благочинием и Управлением образования городского округа Первоуральск в рамках Региональных Рождественских чтений проводит научно-практическую конференцию "Нравственные ценности и будущее человечества". Конференция состоится на базе Физкультурно-оздоровительного комплекса "Гагаринский"  27 октября 2017 г.

17.10.2017

Киноклуб Миссионерского института
Киноклуб Миссионерского института приглашает православных людей посмотреть интересный фильм, обсудить его с содержательной и художественной точек зрения, а также просто пообщаться друг с другом. Ближайшая встреча состоится 29 октября 2017 г. в 14:00 по адресу: г. Екатеринбург, ул. К. Маркса, д. 12. 

11.10.2017


Студенты первого курса Миссионерского института получили студенческие билеты. Их вручил духовник Миссионерского института и помощник ректора по воспитательной работе священник Игорь Стуков. 

09.10.2017

06.10.2017

Необычное занятие
Необычное занятие по дисциплине «Каноническое право» состоялось у студентов 4-ого курса Миссионерского института. Лекция прошла в актовом зале Екатеринбургской Духовной семинарии, где организована выставка книг по истории церковного права. 

04.10.2017


На очередном заседании Богословского клуба Миссионерского института Екатеринбургской епархии участники обсуждали тему «Учение преподобного Симеона Нового Богослова о роли Святого Духа в жизни человека». Заседание клуба традиционно провел старший преподаватель кафедры теологии иерей Константин Корепанов.

Архив новостей
 г.Екатеринбург тел. 269-30-36