Духовное просвещение Богословское образование Воцерковление

Православие как образ жизни

       

В Миссионерском институте у студентов 1-ого и пока единственного курса закончился учебный год. Позади лекции и семинары, духовные беседы с батюшками и праздничные вечера. А еще позади две сессии – зимняя и летняя. На вечере, посвященном окончанию учебного года, студентов поздравили ректор института, заместитель декана и преподаватели. Настоятель Свято-Косьминской  мужской пустыни игумен Петр (Мажетов) провел со студентами Миссионерского института (теперь уже второкурсниками) духовную беседу. Батюшка говорил о том, какой должна быть духовная жизнь будущих миссионеров. Беседа получилась пространной и многосюжетной и, как всегда, интересной и поучительной. Освещение получили разные темы, так или иначе связанные с вопросами духовной жизни. Публикуемый фрагмент беседы посвящен теме «Православие как образ жизни».

       


Как совместить процесс образования с духовной жизнью? И как вообще совместить все то, что, бывает, наваливается на нас (заботы, трудности, ответственность) с духовной жизнью? Это вопрос трудный, и решать его, как мне кажется, нам придется до конца нашей жизни.

Недавно я прочитал статью одного российского исследователя. Она о религиозной  обстановке в современной России. Автор приходит к неожиданному выводу: за последние двадцать лет, в течение которых у нас восстанавливаются и строятся храмы, возрождаются монастыри, звонят колокола и совершаются многочисленные крестные ходы, духовная жизнь в России так и не сдвинулась с места. В статье приводятся неоспоримые доказательства того, что за все эти годы количество людей, которые регулярно исповедуются, причащаются и соблюдают посты, почти не увеличилось. Несмотря на пессимистичные выводы автора статьи, нельзя не заметить, что мы являемся свидетелями зарождения в России духовной жизни. Великое начинается с малого, и, может быть, мы находимся у истоков высшего учебного заведения, которое будет давать высшее богословское образование, а выпускники этого заведения смогут оказывать влияние на формирование духовности в России.

Некий отец семейства  – глубоко верующий человек – с горечью говорил мне о том, что его дети, подрастая, один за другим уходят из Церкви. Как удержать детей в Церкви? Этот вопрос сопряжен с личным духовным становлением. А как тебе самому удержаться в вере?

Наша православная религиозность может быть разной. Есть верующие, для которых Православие – это политическая, идеологическая, социальная или патриотическая доктрина. Эти люди глубоко верят и могут быть очень мужественными деятелями Церкви. Однако в этом случае Православие превращается в некую партию или субкультуру. А есть Православие как образ жизни. Есть вера в Христа как переживание.

Часто мы с вами подпадаем под влияние политизации Православия и несем нашу веру как некие агенты или комиссары, которых командировали проповедовать. Но «доктринальное» Православие недееспособно. На ум приходит образ шмеля и пчелы: первый громко жужжит и красиво летает, но меда от него не дождешься. Другое дело пчела: она собирает мед, но сама его не ест. Она готовит его потомкам. Миссионер должен быть похожим на пчелу.

Позволю себе обратиться к некоторым рассуждениям писателя Сергея Фуделя [1], в частности  к тем, которые приведены в книге «У стен Церкви» [2]:

***
Святость   человека   есть   его   благодатность,  наполненность   его   благодатью   Божией. Мы плохо понимаем, что такое  благодатность, и потому нет понятия более далекого и загадочного для современной церковности, чем понятие святости. Реальная, т.е. несимволическая  святость,  уже давно заменяется в церкви ее словесными знаками – титулами. Это один из признаков отвердения христианства в истории: Церковь болеет и на Востоке, и на Западе тяжкой и давней болезнью обмирщения. И, в то же самое время, мы знаем, что, несмотря на эту болезнь, Церковь живет, как Святая. Святость ее не только в святыне таинств, но и в реальной святости ее, может быть, неведомых миру праведников, в любящей вере простых сердец. О. Николай Голубцов настойчиво говорил: «Записывайте все, что знаете, о современных святых». Солоухин ищет «черные доски» икон, чтобы под чернотой открыть красоту. Мы ничего специально не ищем, но Бог посылает встречи с живыми иконами: людьми Божиими.

***
Болезнь   Церкви   во   всех   нас.  Когда   искренно   осознаешь   себя   самого   в   этой   больной  части церковного общества, тогда не боишься вслед за Великими Отцами  Церкви  признать  самый  факт  болезни, и в то же  самое  время, почему-то только тогда начинаешь в радости сердца ощущать непобедимую церковную Святыню. Митрополит Антоний (Блюм) говорит: «У  Церкви  есть аспект славный и аспект трагический. Убогий аспект Церкви – это  каждый из  нас ... Мы уже в Церкви и мы еще на пути к ней». (ЖМП, 1967, № 9).

***
Одна женщина решила покончить с  собой, и, когда с этой целью пошла в лес, увидела сидящего на пне старичка. «А ведь ты нехорошо задумала», – сказал он, когда она проходила. Пораженная, она вошла в разговор, уже как бы забывая о том, с какой целью она сюда пришла. И разговор кончился тем, что старичок сказал: «Иди в Церковь, к отцу Алексею Мечеву, и скажи, что тебя к нему послал убогий Серафим». О. Алексея я увидел впервые, кажется, в начале 1918 года. Это было многолюдное собрание московских священников, которые, как мне казалось, были все совершенно одинаковые. И вдруг я сразу спросил своего отца: «А это кто?» Я увидел маленькую фигуру, быструю походку и такие веселые и всевидящие глаза. «Это замечательный священник, это наш духовник», – ответил мне отец. Преподобного Серафима видел в лесу под Москвой (в Лобне) и отец Серафим (Батюгов) в 20-х годах.

***
Отец Сергий (Успенский) (от «Неопалимой Купины») говорил мне в 34-35 году в Вологде об аскетическом периоде своего брака как о периоде его полного расцвета и завершения: на земле брачного воздержания открылась глубина дружбы между ним и женой. В первохристианстве такие браки были часты, но они не умирали и в эпоху внешнего благополучия и внутреннего оскудения Церкви. В 30-х годах XIX века о них, как о существующих в России, говорит в своих письмах Георгий Затворник Задонский, бывший духовным руководителем многих девушек и женщин образцового круга. Существуют ли такие браки в наши дни? О. Серафим (Батюгов) говорил, что на этот великий подвиг можно идти только по особому благословению старца, т.е. истинно – духовного руководителя.

***
В Ярославле уже после этой войны умер епископ Тихон, сын члена ЦК партии Народной Воли Льва Тихомирова, одного из тех, кто решал в 1881 году судьбу императора Александра II. Епископ Тихон прожил в этом городе последние 15 лет в затворе, в бедности, в крошечной комнате. Он выходил из дома только раз в несколько лет: на выборы в советские органы. Во время войны однажды я долго ждал в кухне окончания его одинокой молитвы, чтобы повидаться. Он нес подвиг молитвы совершенно один. Когда он умирал, он сказал: «Я пойду домой». Я вспоминаю, что над столиком, за которым он меня угощал чаем, висели фотографии всех его близких и родных и родного дома в Загорске. По распоряжению патриарха отпевание его совершал местный архиерей, сказавший громадной толпе собравшихся: «Вот мы жили с вами в этом городе и не знали, какой светильник хранится в нем под спудом». Может быть, кто-нибудь спросит, зачем затвор? Любовь к людям не отрицает пустыни и, может быть, каждому человеку необходима хоть маленькая пустыня для укрепления любви. «Пустыня внемлет Богу», – сказал поэт. – «И звезда с звездою говорит». В начале войны у нас жил о. Владимир Криволуцкий. Весь день он был на людях, среди нас: мирил, спорил, радовался, ужасался. И, только ложась спать, он брал в руки дивеевские четки, закрывался с головой одеялом. Очевидно, и он, наконец, уходил «во внутреннюю пустыню». В пустыне видней вечность, а еп. Игнатий (Брянчанинов) говорил, что нам надо «всмотреться в вечность, прежде вступления в ее неизмеримые области».

***
Умирала одна праведная деревенская старуха и все просила дочь поехать за священником, чтобы причаститься. Но до церкви было очень далеко, стояла глухая зима, и дочь не ехала. И вот однажды ночью умирающая сказала внучке, девочке лет шести: «Дай попить». И, когда подали ковшик, то услышали пение: «Тело Христово примите». Отец Серафим (Батюгов) говорил: «Если негде будет вам причаститься, а вы будете чувствовать неотложность причащения, прочтите все положенное перед причастием «правило» и после этого отдайте себя на волю и усмотрение Божие».

*** 
В зырянскую ссылку 1923 года с первыми пароходами было доставлено сразу очень много епископов. С одним из них добровольно приехали его келейник-монах и еще один «вольный», юноша лет 20-ти, сразу обративший на себя наше внимание. Он нес подвиг молчания: ни с кем ни о чем никогда не говорил, а, когда это было нужно, объяснялся знаками. Он был духовный сын этого епископа, и незадолго пред этим окончил среднюю школу. Я помню его хорошие и тоже с какой-то веселостью, как у отца Алексея Мечева, глаза. Ходил он босой, в длинной холщовой рубахе без пояса. Один раз он у меня ночевал. Я все ждал, что вот вечером он встанет на долгую молитву, да еще, может быть, «стуча веригами», как в «Детстве и Отрочестве», а он вместо этого знаком спросил меня о чем-то, улыбнулся, перекрестился и лег. И на следующий день он меня удивил. Он сидел на сундуке около двери, и, зная, что он там будет сидеть, я заранее положил туда стопку книг: «Подвижники благочестия XVIII и XIX веков». Вот, – думал я по глупости, – он обрадуется. А он открыл книгу, начал было читать, но тут же закрыл и больше не прикасался. Мы говорим, пишем, читаем о подвиге, а подвижники молчат и его совершают.

Вот такое небольшое, но поучительное чтение. Для чего я это прочитал? Мне кажется, в этих размышлениях Сергея Фуделя можно найти ответ на вопрос о том, чт'о есть Православие как образ жизни, чт'о есть вера в Христа как переживание.

Порфирий Кавсокаливит, отвечая на вопрос, как воспитать ребенка в вере, говорит, что для этого родитель должен быть святым. А когда его спрашивают, кто такой святой, он отвечает: «Это тот, кто любит Бога».

Но что значит любить Бога? Любить Бога – это значит желать общения, единения с Ним.  Когда мы становимся верующими? – Когда с любовью соглашаемся с тем, что нам предлагает Христос. Он предлагает нам идею добра и любви, она нам нравится, и мы испытываем радость. Далее Господь открывает нам все больше и больше, мы знакомимся с Евангелием, и нам очень нравится евангельский дух. Здесь и возникает маленький соблазн, который может перерасти в большую трагедию: такой уверовавший человек спешит проповедовать. И очень хорошо, если у него это не получится: он успокоится и начнет внимать себе. А если получится, то человек начнет фанатично «нести веру». Одна девушка сказала мне, что самое страшное время в ее жизни наступило тогда, когда ее папа стал верующим человеком. Он «построил» всю семью, и это длилось несколько лет.

Как избежать этой трагедии и в своей семье, и в России? Вы слышали, как в нашем чтении из несколько раз повторялось слово «пустынь». У каждого человека должна быть своя пустынь, а, если ее нет, то наша вера становится доктринальной, или идеологической.

А что такое пустынь? Пустынь – это время, когда ты беседуешь с Богом. Сейчас нам так или иначе покровительствует власть: нам разрешают строить храмы, открывать монастыри. Но вот именно в этом для нас может быть заключена опасность. Государство, даже самое идеальное, никогда не будет думать о Небе. Оно всегда будет требовать блага на земле, и это естественно, так как государство для этого и предназначено.  Мы должны это понимать и не должны стремиться слиться с государством и государственностью, так как это очень страшно. Это протестантизм, или мирской аскетизм: ты хорошо живешь, значит, тебя благословил Бог. И благочестие нужно соблюдать также для того, чтобы хорошо жить.

Страшно, когда око нашей души смотрит на Евангелие, а видит в нем не Небо, а землю, когда мы употребляем Евангелие для земного благополучия.

Рассмотрим в этой связи феномен Иуды. Что он воскликнул, когда предал Христа? «Согрешил я, предав кровь неповинную». Слово «согрешил» говорит нам о том, что он расценивал свой поступок как грех, то есть был верующим. «И раскаявся шед удавися», – говорит нам Писание. Странно: он раскаялся, но почему-то пошел и удавился. Все Святые Отцы единодушно говорят, что он был сребролюбец, вор и ниже всех в преисподней. Чего хотел Иуда? Денег? Но мы видим, что потом он эти 30 сребреников, которые получил за то, что продал Христа, бросил. Я позволю себе небольшое предположение. Я думаю, что Иуда хотел использовать Христа, Его учение и Его духовную власть, для того чтобы достигнуть земного благополучия. Когда он понял, что  теперь окончательно лишился помощи свыше, чтобы устроить свою жизнь на земле, он отчаялся. И 30 сребреников были ему уже не нужны, так как он понимал, что не сможет достичь того величия, благополучия и славы, которых хотел достичь, общаясь с такими людьми, как Христос.

Евангелие дано нам как способ прописаться на Небе, а мы хотим прописаться на земле.

Наша вера не должна смешиваться с земным. Но как этого избежать, если все мы зависим от земного? Дети, родственники, семейные обязанности, работа…

Человек должен иметь возможность регулярно раз в день уходить в пустынь, то есть иметь возможность уединяться для молитвы. Тогда он будет сохранять в душе настоящую, истинную веру. Когда человек лишается этой возможности, то он подвергается страшной опасности, так как убивает в себе истинную веру в Бога. И потом он чувствует, что ему чего-то не хватает, а чего – он не может понять. Как бы ни было тяжело, хотя бы на один час в день необходимо уединяться и общаться с Богом. Вот тогда наша проповедь будет сильной. С нами будет Христос и в проповеди, и в работе, и везде. Когда же мы не имеем такого общения с Богом, в нас поневоле действуют страсти. Общение с Богом нам крайне необходимо. Только тогда наше миссионерство будет иметь смысл.

Продолжение следует…


____________________________
[1] Фудель Сергей Иосифович (1901-1977) – православный богослов, философ, духовный писатель, литературовед; неоднократно репрессирован, провёл в лагерях и ссылках, в общей сложности, около 30 лет.
[2] Фудель С. У стен Церкви // http://www.wco.ru/biblio/books/fudel1/main.htm


17.10.2017

Киноклуб Миссионерского института приглашает православных людей посмотреть интересный фильм, обсудить его с содержательной и художественной точек зрения, а также просто пообщаться друг с другом. 
Ближайшая встреча состоится в воскресенье 29 октября 2017 г. в 14:00 по адресу: г. Екатеринбург, ул. К. Маркса, д. 12. Ведущий – Андрей Анатольевич Зайнуров

11.10.2017

Студенты первого курса Миссионерского института получили студенческие билеты. Их вручил духовник Миссионерского института и помощник ректора по воспитательной работе священник Игорь Стуков. 

09.10.2017

06.10.2017

Необычное занятие
Необычное занятие по дисциплине «Каноническое право» состоялось у студентов 4-ого курса Миссионерского института. Лекция прошла в актовом зале Екатеринбургской Духовной семинарии, где организована выставка книг по истории церковного права. 

04.10.2017


На очередном заседании Богословского клуба Миссионерского института Екатеринбургской епархии участники обсуждали тему «Учение преподобного Симеона Нового Богослова о роли Святого Духа в жизни человека». Заседание клуба традиционно провел старший преподаватель кафедры теологии иерей Константин Корепанов.

21.09.2017

Приглашаем на курсы повышения квалификации
учителей литературы и ОРКиСЭ

07.09.2017

Киноклуб
приглашает православных людей посмотреть интересный фильм, обсудить его с содержательной и художественной точек зрения, а также пообщаться друг с другом.
Ближайшая встреча состоится 1 октября 2017 г. в 14:00 по адресу: г. Екатеринбург, ул. К. Маркса, д. 12. Ведущий   –  Андрей Анатольевич Зайнуров.
В программе: просмотр художественного фильма, обсуждение, чаепитие.
По всем вопросам обращаться по тел.: 269-30-36, спросить Маргариту Вадимовну.
Руководители киноклуба: Андрей Анатольевич Зайнуров, Маргарита Вадимовна Митрофанова.

04.09.2017

Встреча с владыкой Тихоном

3 сентября 2017 г. студенты Миссионерского института побывали на лекции епископа Тихона (Шевкунова)

04.09.2017

С новым 2017-2018 учебным годом!
В Миссионерском институте начался новый учебный год.

30.08.2017

В Миссионерском институте продлен прием документов от абитуриентов до 30 сентября 2017 года. Звоните в Приемную комиссию: (343) 269-30-36   

Архив новостей
 г.Екатеринбург тел. 269-30-36